вторник, 7 декабря 2010 г.

Прощай Вернер! История одного спота

Текст: Mers
Когда депо Kalk вылетело из листа мест для бомбинга райтеров Кельна, мы читали в граффити-журналах о смерти спота «Waldchens».  Всего несколько месяцев назад в регионе произошла ещё одна серьезная утрата,  поэтому я пишу своего рода некролог по ещё одному утраченному споту.
   Понятно, что это очень серьезная утрата – для райтеров Дюссельдорфа, наверное, ещё более серьезная, чем закрытие спота Kalk для райтеров Кельна. Посмотрим, что происходит в этих двух соседних городах. Если сравнивать, где лучше красить поезда в Дюссельдорфе или в Кельне, становится понятно, что Дюссельдорф остается в проигрыше. Возвращаясь к теме, начиная с 13 декабря 2009 ситуация в Дюссельдорфе только ухудшилась, потому что Дойче Бан, доминирующая компания в сфере железнодорожных перевозок Германии, изменила движение на линиях путем нового зимнего расписания. В результате продления линии S11 теперь конечной остановкой является уже не Wehrhahn с её идеальными условиями для бэкджампов, а станция "Дюссельдорф Аэропорт".  Причиной этого изменения стало «снижение количества поездок в час между Дюссельдорф Централ и Дюссельдорф Дерендорф (HVZ) и-или Дюссельдорф Wehrhahn (NVZ, включая  запасные ветки подъезда) с 12 до 9 часов, таким образом нововведения были введены, с учетом минимизированного эффекта влияния на другие ветки за счет изменения режима движения поездов». Одновременно это изменение приводит к разгрузке «бафферов», однозначно хороший побочный эффект.  Остается только догадываться, была ли официальная версия только удобным мотивом для изменения конечной остановки.  Принимая во внимание как много граффити на собственность Дойче Бан наносилось на этом споте на протяжении многих лет, удивительным становится тот факт, что подобные изменения в расписание не были внесены на порядок раньше.  Следует признать, что из-за нововведений определенная граффити эра подошла к концу, не только для Дюссельдорфа, но и для всего региона Северный Рейн-Вестфалия. Еще один момент бэкджампы на Werhahn – были связаны со станциями Вернер, Бреннер, Грилльханхен, Гриллер, Хан Хахнхен, а это означает очень серьезную потерю для всего процесса бомбинга на региональных поездах.  По сравнению с другими немногочисленными бомбинг спотами, данное место было особенным. С того момента, как спот был открыт, он стал местом бесчисленного количества хитов, пиковая активность наблюдалась как раз в последние годы.  Нельзя точно сказать, сколько панелей тут было сделано, но счет явно идет на тысячи.  Werhahn был популярен не только среди местных.  Туристы со всего мира использовали данный спот, «чтобы отослать послание в траффик», естественно это поднимало и их международную репутацию.  Но наиболее активный бомбинг при этом осуществлялся небольшим количеством активистов.  Они улучшали рисунки на Верхахне, каждый из них красил около 200 панелей за год. Сотни и тысячи поездов, которые были сделаны в последние годы на этом споте поражают, для Германии это место является уникальным.  Райтеры начинают смеяться, когда они сравнивают количество разрисованных поездов с количеством совершенных там арестов.  До самого последнего момента акции со стороны железнодорожных властей и транзит полиции оставались крайне нечастыми, что привело к тому, что в этом месте можно было поймать только абсолютно безрукого райтера. Вопрос, почему Дойче Бан терпели такие объемы вандализма, в особенности, когда так легко было положить этому конец, теперь остается без ответа.  Есть много догадок на эту тему.  Некоторые говорят, что Дойче Бан было не в курсе ситуации (информация о том, где совершалось преступление в течение дня, терялась из-за смены нескольких водителей на маршруте). Другие говорят что Дойче Бан было в курсе проблемы, но терпело все это (из-за собственного экономического интереса - страхования против вандализма неохраняемых участков путей). Но наиболее реалистичным сценарием является «венская модель», когда закрашивать оказывается дешевле, чем охранять 24 часа в сутки.  С другой стороны может и это объяснение покажется сомнительным, поскольку по сути Дойче Бан дало только новый толчок для развития граффити движения, пристроив небольшую платформу у спота.  Это сразу же выразилось в росте количества холкаров. Долгий период бомбинга в Верхахне был возможен из-за архитектуры места.  Водитель в своем отсеке не мог видеть, что происходит в хвосте поезда из-за длинной кривой, по которой изгибался поезда.  Только на другом конце линии, когда водитель должен пройти через весь состав, чтобы сменить направление движения, он замечал красочные сюрпризы. Здесь можно было ожидать всего того, что таклюбят райтеры – от цветных панелей до холкаров и даже до холтрейнов, состоящих из 4 вагонов.  Рисование могло длиться от 10 до 45 минут, стоянка на Гриллере делало это возможным.  С заката Хенхен не был безопасен вплоть до того момента, пока солнце не вставало вновь. Люди приходили сюда райтер за райтером, а некоторые рисовали даже днем. Однажды я сам  попробовал придать незаконченной панели последние штрихи, но ребята в зеленой униформе заставили меня скрыться в ближайшем баре.  Большое спасибо девочке-бармену, которая спасла меня от ареста.  Когда вошла полиция и спросила обо мне, она сказала: «Нет, сюда никто не заходил за последние несколько минут». Начиная с 13 декабря 2009, настоящего Верхахна более не существует.  Та картина, к которой я так привык за последние несколько лет исчезла: S11 на Бергиш-Гладбах, по правой стороне последние вагоны расписаны граффити.  Много раз я видел эту картину и говорю большое спасибо Дойче Бану.

      


Комментариев нет:

Отправить комментарий