четверг, 10 марта 2011 г.

POET GFA интервью


Lectrics: Создается впечатление, что ты настоящий собиратель шрифтов. Постоянно ищешь новые стили, новые соединения. Что ты можешь рассказать нам о своем постоянном желании искать что-то новое?
Poet: Для меня это очень важная вещь, соприкосновение на глубоко личном уровне, это показывает, кто ты такой в искусстве стайлрайтинга. Однажды я понял, что на порядок важней быть оригинальным нежели быть единственным в своем роде, и всегда искать возможность рисовать. Также я думаю что оригинальность это то, что будет жить во времени. Есть правда и другая вещь, прослеживающаяся в истории: если за тобой идет 100 последователей твоих идей, то спустя годы никто с точностью не сможет сказать, чьими собственно эти идеи были, и это такое классическое явление в истории граффити. Ну и конечно необходимо много учиться, чтобы оставаться в теме, иначе просто не получиться создать что-то новое, может быть просто повторишь то, что уже видел или то, что другие уже делали до тебя. Я хочу сказать, что создавать нужно сознательно, консолидируя все свои знания. Например мне потребовались годы, чтобы выяснить откуда растут корни моего стиля, что они из себя представляют.
Lectrics: Значит ли это, что ты привносишь оригинальность в каждый свой кусок, чтобы оставить последователей позади?
Poet: Конечно нет! Если честно, я даже не мыслю подобными категориями. Если у меня и есть последователи, то, скорее всего, это потому что я рисую дольше, чем они, или может быть я талантливей чем они, я не знаю. Но у меня не было подобного умысла. У меня подобное происходит, когда дуло касается шрифта, в принципе как и у других райтеров, которые интерпретируют по своему то, что уже было преподнесено когда-то в том или ином ключе. Единственное, что я могу добавить это собственную версию или виденье. Когда мы говорим о кусках, стиле и райтерах, мы можем говорить и судить только о том, что мы видели, притом неважно видел ли ты это лично или почерпнул информацию где-то в медийных источниках. Думаю, что куча вещей прошло мимо нас в течение последних нескольких десятилетий. В этом контексте абсолютно неважно, где ты находишься: впереди, позади или в середине со своим стилем, потому что, если ты впереди сегодня, завтра ты уже будешь позади. Видишь, об этом бесполезно даже думать. Например я знаю многих райтеров, которые говорят мне, что я был на пике около 10 лет назад, когда рисовал под именем Kaos45, другая группа райтеров утверждает, что лучшее - это старые куски 15 летней давности из середины 90х под именем Poet, а я сам считаю, что те широкоформатные холсты, которые я делаю сегодня это лучшее и в наибольшей степени индивидуальное творчество, которым я когда-либо занимался в рамках граффити. Ведь я начинал как нелегальный художник, играющий в прятки с копами, семьей, друзьями и даже конкурентами на протяжении более чем 23 лет. Это игра зашла слишком далеко: я прятал фотографии моих приключений так хорошо, что теперь сам их не могу найти. А теперь я рисую легальные огромные холсты, но я до сих пор прячу буквы в своих картинах. Я встречал людей и даже райтеров, которые смотрели на мои картины и не могли осознать, что там буквы повсюду. А когда я им буквально указывал на них, люди были откровенно ошеломлены, как я сделал подобное. Мое личное мнение - я создаю больше чем в прошлом, это мое собственное видение рисования и стиля, у которых несколько разных уровней и функций. Я не хочу быть образцом для подражаний и не хочу следовать за какими-то образцами, я просто хочу быть собой.
L: Многие райтеры особо не размышляют на тему собственных работ. Для тебя работа над собственным стилем это явно что-то важное. Почему ?
P: Это дает мне понимание, откуда я вышел. Это дает мне и моему стилю особую оригинальность и в тоже время ведет меня в правильном направлении, показывает, куда я должен двигаться в будущем. В этом деле не последнее дело играет отражение твоей личности в твоем творчестве. Мы - люди имеем естественную потребность самоидентифицироваться. Если ты не понимаешь, кто ты такой, то у тебя нет дома, тебе некуда идти. В этом случае, я полагаю, люди испытывают беспокойство. Я думаю это правда, что все вдохновлены чем-то в самом начале. Многие люди просто слишком самовлюблены, чтобы признать подобное, в особенности райтеры. Да много таких райтеров - они успешны и знамениты, но по сути только калька с чьей-то оригинальной личности. И большинство из них даже не знают, кто они сами по себе такие.
L: Ты используешь абсолютно сумасшедшие сочетания цветов. Искать новые палитры, это так важно для тебя?
P: Ну я не сказал бы, что я действительно ищу что-то новое - когда дело доходит до выбора цветов, оно сам как-то получается. При подборе цветов также как и в стиле я пробую проявлять всего себя. Что я понял со временем в процессе рисования, это то что фристайл на стене или создание букв забирает большую часть твоей энергии, при этом то,как это будет выглядеть зависит только от твоего настроения в данный конкретный день. Шрифт это сущность стайлрайтинга, все определяется, когда наносишь первые линии, именно они ведут тебя к законченному куску и ставят каждый твой последующий шаг в определенные рамки, когда ты рисуешь. Со временем я понял, что лучшим подходом для меня будет приходить подготовленным, с готовым скетчем, который планируешь перенести на стену. В этом случае большую часть энергии я могу потратить на заливку и детали вместо того, чтобы создавать шрифт. Когда крашу, я обращаюсь к себе и пытаюсь понять, какой цвет тут более к месту, и почему я так думаю. Бывает, что приходится делать двухчасовой перерыв, просто чтобы понять ситуацию, нужно тут использовать желтый или нет. С другой стороны иногда бывают случаи, что я делаю цветной кусок за 20 минут, не задумываясь ни на секунду о цвете. Как я уже говорил, это все дело настроения. Ничего не запланировано в плане цветов, я просто беру столько, сколько могу нанести на стену, для того чтобы мой кусок выглядел наиболее выигрышно, а потом просто отпускаю себя. Иногда правда я говорю себе: 23 цвета в заливке это слишком много, я это называю заливка вырви-глаз. Это отвлекает слишком много внимания от стилистики рисунка, от самой его сути. Поэтому я тренировался использовать 4 разных цвета для всего - использовал синий, красный и желтый в заливке, 3-д, деталях и фоне одновременно.
L: В видео "Hard to burn", ты рисуешь двумя банками с обеих рук... действительно впечатляет ! В чем секрет... ты одинаково хорошо владеешь обеими руками ?
P: Нет, я правша, и вообще-то я не очень хорошо рисую левой рукой, за исключением заливки фэткэпом. Но если серьезно, то секрет больше в том, что там было много кругов, треугольников, параллельных коротких и длинных линий. Некоторые буквы выходят лучше и доминируют в стиле. Мы на порядок сильнее ограничены в конструировании букв, но я много тренировался на фристайлах, чтобы это все смотрелось легко и грамотно перетекало из одного в другое. Это как Олимпийские игры, для хорошего выступления длиной 30 секунд, спортсмены тренируются годами. Самое интересное составляет тот факт, что левая часть мозга контролирует правую руку, а правая часть контролирует левую руку, и так всегда. Это и объясняет неспособность большинства людей делать несколько вещей одновременно обеими руками, и я вхожу в их число. Я выяснил это, когда пытался найти свой предел в двуручном стиле, тогда я понял, что данный подход как-то особо не работает, если не использовать параллельные линии и кривые. Моей идеей было показать чистый стиль исполнения, показать людям разные и даже более быстрые подходы к созданию стиля. В подобных фристайлах всегда идешь по грани между абсолютным успехом и полным провалом. Я создатель этой техники, но я не изобретал заново колесо. Это всего лишь еще один подход к созданию все того же стиля.
L: Как представитель берлинской старой школы, что ты можешь сказать о ранних этапах развития граффити в Берлине? Существует очень много разных историй о том, как все начиналось на востоке и на западе...
P: Я сам уроженец западного Берлина и могу говорить только про запад. Первые этапы развития сцены были завораживающими, потому что ни у кого не было абсолютно никакой информации ни о чем. Тебе приходилось самому все постигать, потому что тогда информация ценилась на вес золота. Я помню, как я отдавал по банке краски в обмен на одну фотографию куска из Мюнхена. Т.е. за 30 фотографий мне надо было отдать 30 банок, но это считается только для западного Берлина, где уже в районе 82 года можно было увидеть первые куски на Берлинской стене, к которой и подойти-то тогда можно было только с западной стороны. Восточный Берлин вступил в игру после падения стены в 1989 году. Вся сцена с запада передвинулась на поезда восточного Берлина, и так было вплоть до 93-94 годов. А потом, это уже стало общегородской игрой для всех. Например, я помню, как в 1990, один из парней из CAF crew, который относится к первому поколению с востока, пришел на мастер-класс, который проводили Shek и я, и мы учили его, как наносить линии спрей-краской вместо мела.
L: После падения стены, было ли легко отличить кусок сделанный восточными представителями от куска, выполненного западными? Сколько времени им потребовалось, чтобы нагнать те потерянные 10 лет развития?
P: Думаю, да. Первый кусок, который мне самому понравился, сделанный ребятами из восточного Берлина был мной увиден в 1994-95 годах. Некоторые из них действительно очень быстро прогрессировали, но ещё я думаю, что тогда и условия для рисования были действительно отличными во всем городе. 20 лет спустя, кажется, что наиболее талантливые молодые райтеры - это выходцы из восточной части города, а вот запад заполнен представителями старой школы, которые возвращают старые традиции рисования. Я думаю, что подобный микс несет в себе определенную интригу на будущее.
L: Ты продолжаешь писать свое имя хромом на улицах в повседневной жизни, граффити на асфальте и даже на стикерах, наклеенных на почтовые ящики, ты никогда не останавливаешься! Откуда столько мотивации после стольких лет в граффити?
P: А у меня нет причин останавливаться. Я по-прежнему радуюсь, когда создаю что-то, а вот если в процессе творчества пропадает страсть, то тогда действительно лучше завязывать. Ну и вообще - порча имущества это весело, необязательно, чтобы это было чем-то высокохудожественным. Это то, что мне действительно нравится в уличном рисовании. Сначала это самовыражение, а иногда это просто такого рода сообщение - я тут был. Таким образом, это одновременно и сообщение, что ты жив и что тебе, возможно, было весело в тот момент. Совершенно необязательно, чтобы тут было какое-то более глубокое значение, если ты просто нацарапываешь свое имя. Я вижу больше проблем в людях, которые заведомо принижают тебя, считая, что если ты так делаешь, то ни на что большее не способен. Моя мотивация? Нуууууу....я не знаю! После 23 лет приключений я даже не задумываюсь об этом. Я делал свои первые шаги, когда мне было 12, а с 14 я уже рисовал ежедневно. Уже тогда давно я решил для себя, что постоянное рисование - это так, как я хотел бы прожить свою жизнь. Поэтому для меня даже никогда не вставал подобный вопрос, ведь я просто люблю рисовать. Сегодня большей проблемой для меня является комбинирование повседневной жизни с моими представлениями и мечтами. Вот так мне однажды пришлось просто принять тот факт, что бомбинг не способствует оплате счетов. Поэтому по понятным причинам мне пришлось несколько снизить свою активность в конце 90-х. Но после всех этих лет веселья и ночного образа жизни не могу сказать, что это было трудно. Я стал бомбить округу и рисовать на фэймах, несколько тэгов и уличных кусков по выходным, я думал, ну а почему нет, ведь это круто. В сравнении с многими моими старыми приятелями со двора, которые подсели на тяжелые наркотики, после так называемой золотой эры граффити в Берлине, меня подобное положение вещей вполне устраивало. Основные правила моей жизни остались неизменными: не попадать в тюрьму и держаться подальше от тяжелых наркотиков. Ещё я думаю, что сегодняшние райтеры мыслят уже несколько иначе нежели их предшественники пару лет назад. Жадность славы, зависть и ненависть стали более важными темами, чем качество, единение и получение удовольствия. А ведь райтеры по-прежнему являются лишь зеркалом общества. Чем более популярным становилось граффити, тем больше ассимилировалось оно внутрь общества и в его стандарты. С другой стороны новое время предлагает множество интересных вещей. Это не черное и не белое, скорее это изменяющиеся оттенки между светло серым и темно серым.
L: Хочешь сказать, что берлинская сцена стала жестче? То есть новое поколение приходит в граффити не по тем же причинам, что люди во время золотой эпохи? Что ты думаешь об этом?
P: Не думаю, что берлинская сцена стала жестче. Просто она сменила свое направление. Может быть стало труднее красить поезда, чем это было в 90-х. Но я даже в этом не уверен, поскольку практически каждый день вижу разноцветные куски, на проезжающих мимо вагонах S-бана. Наоборот, мне кажется, что сцена стала мягче и более открытой. Еще есть ощущение, что Берлин это основная точка европейского граффити туризма. Много иностранных тоев приезжают порисовать в Берлин, а это означает много бесплатных банок. Когда-то все было абсолютно по-другому, но в целом я думаю, что людьми по-прежнему движет одно  то же: слава. В те дни было на порядок больше райтеров, бегающих с ножами и на прочем говне. Сегодня ношение при себе ножа уже является преступлением. Также очень много бомберов, рисующих на поездах, в 90-х ушли в криминал, я лично знаю многих райтеров, которые вот только что вышли спустя 7-8 лет в тюрьме, или тех, кто до сих пор прячется от закона по заграницам.
L: Продолжая тему конфликта с TC5 и тему стены, посвященной им. Они ответили тебе новым куском?
P: Стена не была посвящена TC5, она была создана для Doc и Sye. Я не хочу дискредитировать других участников TC5 или оригинальный состав TC5, включающий Blade и Comet. Мне всегда казалось, что есть 2 разных TC5 в Нюь-Йорке, или может кто-нибудь когда-нибудь видел продакшн обоих TC5? Я - нет. И если честно, мне в общем-то плевать, ответят они мне вообще или нет, потому что я рисовал не для того,чтобы получить какие-либо ответы. Это было скорее утверждение, ответ на политику, проводимую в блоге Sye, данный ресурс использовался как платформу, чтобы дискредитировать нас. Я не знаю, почему они выбрали именно такой метод, потому что Doc как обычно мог послать мне мейл и мы бы все урегулировали мирным путем. Мы ведь даже планировали привезти их в следующем году в Берлин, но они предпочли оскорблять нас. Я думаю, что они просто завидуют или у них дела не идут. Все началось с флаера на мероприятие Yard5, на нем был такой классический персонаж би-боя, исполненный рукой Phos4. Сам персонаж был придуман уже 30 лет назад Rock Steady Doze. Его уже 1000 раз перерисовывали 1000 разных райтеров по всему Нью-Йорку и миру. Поэтому мы видим это изображение уже частью всей аэрозольной культуры. Но вся фишка в том, что Phos4 не получил официального разрешения TC5 рисовать этого конкретного персонажа с цифрой 5 на его груди. То есть якобы это был байт номера 5, потом этот байт расширился уже и на весь Yard5, а закончилось все обвинением в зашибании бабок на использовании того самого персонажа и цифры 5. Ну это ж полная тупость и дебилизм думать что Phos4, будучи брейкдансером, MC и райтером уже на протяжении более 20 лет, сделавший огромный вклад в граффити сцену и развитие стилей, просто напечатал 50 футболок с персонажем и сделал на этом какой-то безумный бизнес, а именно в этом его и обвиняют. Doc заявляет об их особой философии и что у него больше кусков по всему миру, чем у Phos4 в Германии, в чем я лично глубоко сомневаюсь. И даже когда делаешь кальку, так Doc назвал все это, надо обязательно указывать источник, откуда эта калька была снята. Ну конечно! Теперь по поводу цифры 5. Doc ведь отлично все знает, а ещё обвиняет нас в чем-то. Он знал, что каманда GFA была образована на порядок ранее момента, когда он привел меня в TC5 в 1993. Мы делали вместе стену, на ней же Kage нарисовал большое GFA. Он даже видел тогда мою татуировку Glorious 5 (которая у меня с 1991). А потом с его молчаливого согласия Sye утверждает, что вся тема с цифрой 5 пошла от них итд. А это абсолютно не так, и он знает это. Тогда я понял, что это все какие-то политические моменты, и они просто хотели наехать на нас, как говорится, по случаю. Может быть мы их как-то задели ранее... А ещё Sye не выложил все комменты, которыми мы перебрасывались в онлайне, так что тут недопустимое искажение смысла ещё имело место. Но если честно мы всей командой GFA не воспринимаем всерьез все эти нападки о парнях из дома перстарелых. Они конечно не очень умно себя повели, но они достаточно сообразительны, чтобы понимать, что их время ушло. Поэтому я и использовал только 20 полупустых баллонов на всю стену. Я как бы сказал: Я не хочу делать никакого вызова, это скорее персональное прощай для Doc, потому что ты должен понимать, что я вообще-то писал все 17 лет TC5 рядом со своим именем. Так что по-моему, после всего этого они вполне заслуживают подобной темы. Они должны знать, что мы держимся за свои корни и оригинальность, за нашу 5-ку. Спроси пацана в Нью Йорке, с какой командой у него ассоциируется цифра 5, и может быть он назовет TC5, но с другой стороны спросить парня в Берлине, с какой командой у него ассоциируется пятерка...да любой ответит GFA. Поэтому они должны просто принято тот факт, что их сфера контроля над 5, заканчивается на восточноатлантическом побережье, и что в Европе, в Берлине существуют Berlin Glorious 5 и GFA.
L: GFA & RTZ твои основные команды. По сути часть GFA это и есть RTZ. Можешь объяснить эту взаимосвязь?
P: Может быть так получилось, потому что Phos4 и я знаем друг друга уже более 20 лет, и мы интенсивно выбирались в город вместе на протяжении нескольких лет. В 90-е мы вместе присоединились к команде SOS, а RTZ уже была основана им самим. Но также стоит упомянуть, что GFA имеет более длинную историю с большим количеством участников чем RTZ. Может быть и поэтому тоже участники RTZ заняты и в GFA одновременно. Но главное, что мы все семья одна большая семья, в том числе вместе с GHS.
L: Ты рисовал под разными именами, Saer, Buff17, Kaos45 & Poet... Какое из них твое любимое ?
P: Если честно, то это одно из моих имен с 1988, "the Art of Aero"..звучит довольно бессмысленно. Нет.. правда. Poet это фигня. Near учил меня как тэгать, а тогда каждому «ученику джежая» присваивалось имя, которое так или иначе созвучно с именем учителя, и вот я стал Sear. Потом из-за большого количества нелегального экшена я менял его на Saer, Sare, Zear, Ser и тд...я меняю псевдонимы в основном для того, чтобы сбить с толку копов или выйти из рутины. Вот уже в течение года я ищу новый псевдоним, который может быть выведет меня к Альфа стилю, который я сейчас пытаюсь нащупать. Проблема в том, что я не могу определиться между 2 новыми именами, но я думаю, что скоро это наконец произойдет. Я это чувствую. Может я даже буду использовать сразу два, а Poet возьмет отпуск на какое-то время.
L: Многие европейские и американские райтеры пытаются зарабатывать деньги на граффити, продавая полотна, сотрудничая с модными брендами . Ты один из наиболее известных художников в Германии, тебя знает вся Европа, но мне кажется ты несколько вне всего этот...я прав?
P: Может быть ты прав, а может и нет?! Я пока сам не понимаю весь расклад. Понятно, что есть райтеры, которые более активно ведут себя в бизнесе. Но для меня это не главное. Я регулярно продаю свои полотна, но не сообщаю о каждой сделке. У меня 4-5 выставок ежегодно и их количество только растет. Я могу жить за счет своего творчества и я хочу, чтобы такой ситуация была и далее. Может быть все это как-то связано с моими личными загонами. Там, откуда я родом, не принято говорить об успехе и деньгах, поскольку у большинства людей их попросту нет. Я рано понял, что означает, когда люди разочарованы и не имеют перспектив в жизни, и что деньги и слава приносят только зависть и привлекают фальшивых друзей. Это ещё одна причина, почему я работаю под псевдонимами. Также вам следует знать, что в 1990-м я выиграл соревнование Berlin Graffiti Championship. Мне тогда было 17 лет, и у меня тогда же появился менеджер, который приносил мне много оформительской работы от больших компаний и масс-медиа индустрии. Иногда я зарабатывал по несколько тысяч немецких марок в месяц, и тогда в 90-х казалось, что так будет всегда. Потом однажды появилась работа от большой фармацевтической компании, которую мы выполняли совместно с Shek. Нам нужно было разрисовать стену в подавале за 10.000, но в процессе у наc возникли споры с заказчиком. Стену мы так или иначе закончили, были довольны результатом и получили деньги . Но именно тогда я понял, что я занимаюсь удовлетворением потребностей клиента, и вот это мне не нравилось. Я устал от того, что постоянно должен отвечать чьим-либо ожиданиям только потому, что они платят нам много денег или чтобы получить следующий большой заказ. Может быть я был слишком молод, я не знаю. Поэтому я на какое-то время заморозил все коммерческое рисование и начал пробовать себя в полиграфии и издательском деле вместе с Адрианом Наби непосредственно в нашей квартире, мы тогда жили вместе. Мы работали над журналами Backjump по очереди совместно с Phos4 и Jay1, вот тогда было действительно очень успешное время. Я работал под псевдонимом "Jimmy" как иллюстратор, редактор, а позже и как главный редактор Backjump-а. В начале 2000-х я начал рисовать свои первые картины, и именно с того момента я все больше ищу мою собственное европейскую интерпретацию граффити на широкоформатных полотнах, которое будет жить как отдельное направление наряду с классическим американским рисованием на поездах и кусками. Но конечно же я рисовал и буду рисовать и меньшие картины, просто выражая на них свой стиль. Потому что искусство работы над стилем это мое. Сейчас я не иду на компромиссы. Я рисую только то, что я чувствую, и что мне нравится. Примерно тоже самое и с бизнесом. За последние 2 года мне поступало несколько предложений сделать книгу Poet, при этом большая часть прибыли шла бы кому-то в карман. Потому что со временем ни за что не определить, сколько действительно экземпляров этой книги они продали. Если я и соберусь делать проект такого рода, то явно буду делать его сам.
L: В Берлине много талантливых райтеров. Что ты думаешь о поколении новых художников в твоем городе?
P: Я не уверен. Со временем я понял, что у каждого возраста свои правила. Я видел, как наиболее талантливые райтеры поворачиваются к субкультуре спиной из-за девочек и вечеринок. Есть просто детки, которым плевать на славу, они делают это просто ради развлечения, что, в общем-то, для меня видится довольно здоровым явлением. Но я думаю, что для большинства таких деток основная проблема состоит в том, что они не получают ничего кроме стресса. Чтобы стать по настоящему известным в Берлине нужны хорошая тактика и необыкновенный талант.
L: Недавно ты создал личный блог. Для тебя важно оставаться на связи?
P: Все началось с того, что нужно было как-то запихнуть все свои интересы, то, над чем я работаю в единое пространство, это то что я сейчас и пытаюсь сделать, собственная веб страница и прочая активность в интернете это наиболее эффективный и дешевый путь сделать это. Плюс у меня много фотографий, которые я хочу выложить в свой блог. Я фотографировал граффити последние 23 года и хотел бы поделиться этими фотографиями с людьми, которые любят граффити также, как и я.
L: 3 года назад, ты создал T-Shirt совместно с Lectrics. Какие воспоминания у тебя остались об этом сотрудничестве, может быть те знаменитые звуки выстрелов, которые вылетали из пистолета??
P: Да выстрелы был сделаны именно тогда, больше такого не было, хорошо, что тогда получилось это сделать. Отличный дизайн. Хочешь знать, какой самый классный предмет я создал с точки зрения дизайна? Бензопилу от Stihl. У них была пластиковая модель для детей, которая выдает тот самый настоящий звук заводящейся бензопилы, когда жмешь на кнопку. Очень круто.

Видео :



Комментариев нет:

Отправить комментарий